понедельник, 6 августа 2012 г.

2




Из-под зада, как будто кто-то резко выдернул лавку, и я шлепнулся на мягкое место, шлепнулся мягко, на что-то мягкое. И холод, стало очень холодно. Снег, е-мое, снег, я лежал в снегу, голый! Совсем голый! Вообще, в натуре, даже без шнурков! Голый в снегу. Подул ветер, и меня запорошило снегом. Холодно-о-о-оо-о-! Бл….я-я-я-я-я-я! Сережа, куда ты меня послал! Где зеленый пакетик? Где он? Он в штанах, а штаны где? Сережа-а-а-а-а! Гандо-о-оо-н!
Я заорал от злости, холода и безысходности.

В ответ мне раздалось ржание лошади. Я вскочил на ноги, съежившись, как последний придурок, и увидел за деревьями на пригорке стоящую лошадь и… вроде там лежал человек.


Я поскакал по сугробам, закрывая руками причиндалы, как ужаленная антилопа. Человек, в одежде средневекового рыцаря лежал на груди, уткнувшись лицом в снег, раскинув руки.
- Ей, братан!
Но он не шевелился. Я толкнул его ногой – ничего.
- Сдох что ли?
Я посмотрел на лошадь, та топнула ногой и закивала.
- Да ты то откуда знаешь?.. Ну, извини, братан, тебе уже все равно, а я щас околею.

Пока я раздевал этого неудачника, а раздеть его оказалось достаточно сложно, меня начало так колотить от холода, что посинели пальцы не только на руках и ногах, но и еще на одном месте. С ко-ко воще свисали сосульки и звенели как на мудозвоне. Как ни странно, трупак был моего роста и телосложения, повезло, так повезло. Я кое-как напялил все, что на нем было, не разбирая. Прикольно, но на нем не было трусов. Главное, надо было согреться. Шапка, полушубок, какие-то штаны и сапоги оказались достаточно теплые.


Спасибо, тебе друг, ты спас меня. Я мысленно простился с бедолагой, немного по пиная снег в его сторону, чтоб видно не было. Оружие бедолаги меня что-то не воодушевило -  лук со стрелами, кинжал – какое-то средневековье. А историю я не учил, знать не знал, что это ерунда может когда-нибудь понадобиться. Однако я поднял кинжал  и осмотрел. Тяжеленький и остренький. Надо взять с собой на всякий случай, хоть пользоваться и не умею. Лошадь продолжала стоять рядом, смотрела на меня и не отходила.
- Да, окочурился твой хозяин, вытри слезу и пойдем отсюда.
Я в жизни никогда не сидел на лошади, хорошо, хоть фильмы показывали.
Сзади захрустел снег. Я медленно обернулся. Всадник!!. Я так резко шарахнулся от него, что упал в сугроб, вскочил, выхватил  кинжал, снова упал, снова вскочил.
- Стой, не подходи! Я чемпион по саблям, млин, - я держал двумя руками кинжал перед собой и топтался на месте.
Но всадник не двигался.
- Ты чего, княже? – спросил он.
- Зарублю нафиг! – кричал я.
- С лошади упал что ль? Весь в снегу.
Всадник нападать не пытался.
- Ты меня знаешь что ли? – осторожно спросил я.
- Ты либо головой ударился, княже?
- Я? Головой?... И не только головой. А ты кто?
Всадник спрыгнул:
- Я же Бажен, слуга твой, друг твой верный, княже, не уж-то забыл?
- Гм. Слуга? Че, реально?
- Я с малолетства с тобой… Только борода твоя где?
Я почесал подбородок.
- Борода? Сбрил, три дня назад, уже щетина вылезла, видишь.
Бажен захлопал глазами.
- Да ты только с бородою был или я умом двинулся…
- Умом не только ты двинулся, но и я. Ты мне скажи, как тебя там…
- Бажен…
Я убрал кинжал и подошел к мужику.
- Жень, Женя, Жендос короче, я че-то головой ударился, не помню ни хрена, ты мне расскажи, что здесь происходит. А?
- Как же, охотились мы тут с князем Игорем, а ты за лисой поскакал да пропал, еле нашел тебя… Догнал лису-то?
Я огляделся.
- Нет походу. А Игорь - это кто?
- Как же, Игорь князь наш.
- А я? Князь?
- И ты князь, а как же. Ты в дружине Игоревой с тех пор как батюшку твово убили, когда с древлянами воевали. Вспомнил?
Я отрицательно покачал головой
- Батяню жалко... Значит Игорь тут перец?
- Не понимаю тебя что-то, прости уж меня, слова какие-то ты странные говоришь.
- Говорю, Игорь самый главный тут князь?
- Не-ет. Ты что. Главный наш князь Олег, а Игорь его племянник.
- Вот, блин, князей вы тут размели

…Слушай, а меня то как звать?
Бажен вылупился на меня.
- Да что ж ты так ударился-то? Да от роду ты Василько.
- Василий, - поправил я его.
- Василько, - настаивал он.
- Василь…ко?
- Василь…ко.
- Ладно, хорошо хоть не Даздраперма.
- Что?
- Забей.
- Что?
- Блин, вы тут по-русски можете говорить?
- Какой блин?
- Р-р-рр-р, собирайся поехали отсюда.
-Ага, - Бажен засуетился, забрал с собой лук с колчаном, забрался на лошадь.
- Ты езжай, я щас, тебя догоню, - сказал я, у меня мысль одна вдруг появилась.
- А ты?
- Езжай, поссасть хочу я.
- А-а-а, - Бажен медленно стал отъезжать.
Я подошел к запорошенному трупаку, отряхнул от снега его лицо, бороду, усы и… Сука! Я отскочил от него как ужаленный. Это был я! Точно, моя морда, только с бородой. Он помер не просто так, он помер потому, что я пришел в этот мир. Ну, Сережа, гад. Ни себе не людям. Но Я с бородой не казался мертвым. Даже лежа в снегу, казалось что он спит. Наверно очнется. Когда я слиняю в свой мир. Ну, Серый, держись, если вернусь, носопырь я тебе расквашу точно.
- Княже! – услышал я голос Бажен.
- Иду я… Как же ты без трусов очнешься теперь? – я закидал его (себя) снегом.
И не смог залезть на лошадь, ну не смог.
Жендос! – заорал я, - помоги забраться…

Комментариев нет:

Отправить комментарий